тренды
бизнес
отправителю
логистика
Логистика в пандемию, как работали небольшие транспортные компании

Коронавирус катком прошелся по многим сферам бизнеса. Логистика не стала исключением. В пиковый период ограничений, по данным Росстата, грузооборот в сфере автомобильного транспорта сократился на 9,1%  по сравнению с аналогичным периодом прошлых лет. Минтранс в этот же период озвучивал еще более унылые цифры: почти 30% снижение количества автомобильных перевозок внутри страны. 

Жизнь небольших транспортных компаний и индивидуальных перевозчиков и до “коронавирусного шторма” была, мягко говоря, непростой. Грузоперевозки  не первый год находятся под пристальным вниманием властей, стремящихся “обелить” отрасль и компенсировать нехватку бюджетных средств путем увеличения фискальной нагрузки.

Рынок грузоперевозок взял курс на консолидацию: многие предприниматели покинули отрасль, не выдержав конкуренции с крупными транспортными компаниями. А те, кто остался и сумел приспособиться к новым правилам игры, в период пандемии  столкнулись с неожиданным падением грузооборота. 

Как чувствуют себя логистика в пандемию и предприниматели, столкнувшиеся с дефицитом заказов? Действительно ли показатели грузооборота небольших транспортных компаний вернулись к докризисным показателям? Изменил ли “коронакризис” сферу автомобильных грузоперевозок? “Точка-Точка” поговорила с владельцами небольших автопарков, чтобы узнать, как чувствует себя малый бизнес в логистике после коронавирусного шторма и  как они смогли пережить самый трудный период. Делимся с вами воспоминаниями и советами наших партнеров о работе логистики в пандемию в разгар локдауна в 2020 году.  

 

  • Андрей Савчук, генеральный директор ООО “Строй Магнатъ”, Сочи

Сборные грузоперевозки: строительные материалы, мебель, техника.
Первое, с чем мы столкнулись в марте — паника на рынке. Грузооборот вырос на 15-20%: видимо, всем казалось, что грядет по меньшей мере апокалипсис, и нужно срочно заполнить склады. На волнения, связанные с пандемией наложился и страх обычного экономического кризиса. Как бы то ни было, кривая спроса поползла вверх — а затем упала, сократившись на 25-30% от нашего постоянного оборота. Продлилось это затишье до конца мая. Причина спада очевидна. Мы работаем в сфере сборных грузов, возим, в основном,  технику и оборудование, товары первого потребления и стройматериалы. После того, как непродовольственные компании закрылись, а стройки оказались замороженными, часть грузов просто выпала из постоянного грузооборота.  Несмотря на падение, никаких особенных шагов по оптимизации мы в компании не предпринимали. Зарплаты не урезали, не сокращали водителей. Наоборот, я старался поддерживать стабильную атмосферу, всячески создавал настрой на то, что, вопреки обстановке, мы работаем по-прежнему, платим сотрудникам без задержек. Всем раздали маски и перчатки, поставили в офисе санитайзеры. Больших расходов это не потребовало, мы же относительно небольшая компания. Плюс перевели на удаленку весь бэк-оффис. С организационной точки зрения мы не останавливались ни на секунду.

 Сейчас, на конец июня, можно сказать, что оборот восстановился. По сути, главный негативный фактор всей этой истории с пандемией — то, что падение объема пришлось на начало нового сезона. В логистике первый всплеск спроса на услуги начинается в апреле и заканчивается в конце октября. Но в этом году, вместо ожидаемого спроса, мы зафиксировали падение объема и весь второй квартал пытались его компенсировать. Теперь, со снятием ограничений, грузооборот стабилизировался, и показатели вернулись к прошлогоднему уровню. 

Наша компания входит в перечень пострадавших отраслей. Целевую субсидию, предусмотренную в качестве мер поддержки, мы получили. Сейчас на стадии рассмотрения кредита по льготной программе. Конечно, в реальности с мерами господдержки все не так радужно и красиво, как об этом отчитываются по телевизору. Но любые доступные меры мы используем. 

Главный вывод, сделанный по итогам пандемии — нужно быть более чутким. Внимательнее прислушиваться к окружающей среде: что происходит на рынке, в экономике, в государстве. Состояние транспортной отрасли, как и любой другой, зависит от внешних факторов. Если экономика стагнирует — значит, и рынок будет стагнировать. Если есть рост, значит и рынок вырастет. Лучшее, что можно сделать — учитывать все эти моменты и приспосабливаться к новой реальности. 

 

  • Ольга Буланова, индивидуальный предприниматель, Казань

 

Возит товары FCMG.
Не могу сказать, что сильно пострадала из-за самоизоляции. Как работала, так и продолжаю работать. Я же индивидуальный предприниматель: забрала компьютер домой, и вот уже моя компания “на удаленке”. Только водители выезжают в рейсы. Мы развозим продукты питания по распределительным центрам, поэтому грузооборот практически не изменился за период ограничений. Оформили пропуска, разрешения, раздали водителям средства индивидуальной защиты. К слову, штрафы мы все равно “поймали”, хотя и ездили по всем правилам пропускного режима. По 5 тысяч на машину. Я не знаю, как сложилась бы ситуация, если бы наши перевозки не были бы связаны с доставкой продуктов питания. Все было бы совсем по-другому. Я вижу, что многие на рынке не пережили это время, закрылись. Если бы другая услуга была, другой тип доставки — вот тут был бы настоящий крик. А так пока что мы держимся, возим как и раньше.

 

  • Оксана Федоренко, индивидуальный предприниматель, Краснодар

Возит: игрушки, товары FCMG.
Самым сложным моментом за весь период самоизоляции стал пропускной режим. В Краснодарском крае действовали очень жесткие ограничения. Пропуска у нас ввели в числе самых первых, опередив даже Москву, а отменили — в числе последних. Даже получить разрешение на передвижение по городу было непросто. Документы оформлялись в администрации, причем не на весь автопарк сразу, а частями. А к местным пропускам нужно было оформить еще и региональные, например, на проезд по Москве. Я решила эту проблему так: с помощью партнерских предприятий собрала полный пакет документов, письма в адрес администрации, подтверждающие, что контрагенты нуждаются в моих услугах. Оформила красные пропуска. Только благодаря тому, что у меня были на руках разрешения, мы ездили беспрепятственно. И это полностью моя заслуга. 

Загрузка, конечно, уменьшилась. Но я сотрудничаю с предприятиями пищевой промышленности, поэтому продолжала работать. Сотрудников, кроме водителей, у меня нет. Я ИП, бухгалтерию веду сама, поэтому никому организовывать удаленку не пришлось. В то же время у меня трудовой договор с водителями, я являюсь работодателем, а, значит, обязана была обеспечить сотрудников средствами индивидуальной защиты. Повезло, что пищевые производства, с которыми мы сотрудничаем, зачастую шли навстречу и сами выдавали водителям маски и перчатки.

Грузооборот в апреле-мае сократился очень ощутимо. Стоимость перевозок упала. Сейчас постепенно восстанавливаемся, но, если честно, восстанавливаться тяжело. Я обычный предприниматель: что заработаю, на то и живу. Сейчас все зарабатывают намного меньше, а финансовые и личные обязательства никто не отменял. Да, сейчас уже легче, ограничения постепенно снимают, и я постепенно наращиваю оборот. Есть перспектива вернуться к “докризисным показателям”.

Я не первый год в грузоперевозках. До кризиса все было налажено, бизнес работал бесперебойно. Пандемия — непростое время, но нельзя сказать, что меня окончательно выбило из колеи. Контрагенты сохранились, машины сохранились. Выкарабкивамся потихоньку. А разве есть другой выход? Все равно в ситуации, которая сложилась, ничего от нас не зависело. 

 

  • Сергей, индивидуальный предприниматель, Москва

Работает на грузовой бирже.
Пострадал ли бизнес от введенных ограничений? Пострадал, потому что ограничения совпали с началом сезона в грузоперевозках. На март обычно приходится начало активного грузооборота, стройки, например, закупаются. А тут самоизоляция. У меня количество рейсов упало в полтора раза. Если обычно весной за два дня я успевал сделать три или даже четыре рейса, то тут — стабильно один, как и зимой. Количество клиентов тоже сильно сократилось В какой-то момент это было даже критично. Но я все равно находил загрузки, договаривался с людьми, работал. Практически ни одного дня на самоизоляции не отстоял. Да, стоимость рейса была меньше, пробег больше. Но, тем не менее я как-то ездил, выживал, потому что стоять было нельзя.

Главная причина того, что работы стало меньше — пропускная система, конечно. Распределительные центры закрылись, стройки на три недели остановили работу. Увеличился спрос на рефрижераторы и упал спрос на тенты — а у меня тент. Обычно, допустим, при пробеге больше 300 км ставка у меня выходила 12-13 тысяч, а тут за этот же пробег 10 тыс. платили. Грузовладельцы тоже умеют считать деньги. 

Вообще пропускная система немало проблем доставила. Например, мне на личную машину второй пропуск не дали. До стоянки приходилось добираться на такси. Пропуска все оформлял — а на рабочую машину 4 штрафа пришло. Обжаловать их возможности нет, никакие данные у меня не сохранились.

Я работаю один, без сотрудников. Но теперь все стало по-другому. Пока длилась самоизоляция, у меня аннулировали пропуск на въезд в пределы МКАД. Пришлось уходить на регионы — а раньше я за пределы Московской области практически не выезжал.

Регионы — это совсем другая работа. Больше отдача, но больше и вложений в транспорт. Для меня это важный фактор, так как машина не новая. Из-за того, что специфика работы изменилась, мне сложно сравнить свое положение сейчас с тем, что было до коронавируса. Вроде бы все по-прежнему, есть заказы, экспедиторы и грузовладельцы знакомые звонят, спрашивают: “Ты когда вернешься?”. А я что могу ответить? Пока пропуск не восстановлю, буду работать так. Я не один оказался в такой ситуации. В Москве есть заказы, но многие грузовладельцы и перевозчики перешли на региональные перевозки из-за проблем с пропусками. 

Господдержкой никакой не пользовался. Пытался узнать что-то о возможностях поддержки бизнеса, но пока все, что мне доступно — компенсация в размере одного МРОТ. Но со всеми этими заботами с поиском заказов и дальними поездками не до оформления сейчас.Сфера грузоперевозок и без коронавируса была очень нестабильной. Летом огромные объемы, не успеваешь все отрабатывать. Зимой затишье. После Нового года я вообще довольно долго без заказов сидел, хотя тогда еще никакого коронавируса в России не было.

Да, сейчас рынок постепенно стабилизируется. Но мне приходится открывать отрасль заново. И не мне одному. Сейчас по Москве есть очевидный прирост заказов, но пока я буду оформлять пропуск, этот пик, скорее всего, схлынет. Вернутся и другие перевозчики, как и я, временно переориентироваться на другой формат. Отобьем убытки и выйдем все на ровную планку.

 

Выводы о логистической отрасли в пандемию 2020 года

Выводы. Сейчас в 2021, вспоминая итоги второго квартала 2020, когда большинство ограничений в Москве и регионах были сняты, отрасль автомобильных грузоперевозок наконец показала положительную динамику: по сравнению с маем 2020 года, в июне грузооборот вырос на 8,6%. Наши партнеры по прежнему работают и Точка-Точка перевозит грузы по всей России независимо от ситуации в мире и стране.